Максим Буртиков, RIPE NCC: «Покупка IPv4 адресов на вторичном рынке— это «пластырь», он не лечит»

0
М.Видео

В прошлом году мы рассказывали о проблемах, которые волнуют интернет и хостинг-провайдеров во России и других странах. Вот уже который год, ключевой задачей для них является переход на протокол IPv6 и снижение зависимости от дефицита адресов по протоколу IPv4. Однако, несмотря на перспективность нового протокола, провайдеры не спешат переводить на него своих клиентов. Существует мнение, что индустрии нужен толчок в виде крупных IoT-проектов, которые потребуют еще больше IP-адресов, а значит вынудят операторов внедрять IPv6. О том почему IPv6 до сих пор медленно приходит в интернет, к чему приведет популярность мессенджеров и блокировка интернета, Digital Report поговорил с директором по внешним связям в Восточной Европе и Средней Азии координационного центра RIPE NCC Максимом Буртиковым.

Станет ли 2021 год ключевым для перехода на IPv6? Почему до сих пор среди операторов сохраняется ажиотаж на получение адресов IPv4?

Максим Буртиков, RIPE NCC: «Умные дома/города невозможно развивать на IPv4»

Максим Буртиков, фото представлено пресс-службой RIPE NCC

Находясь «в потоке», зачастую очень тяжело оценить, какой момент является ключевым. В случае с поступательным развитием технологий такие моменты выделить еще сложнее. В части IPv6 развитие идет давно и успешно, и всегда было понятно, что внедрение не будет сделано «одним днем». В ведущих IT-странах уже вполне серьезные показатели IPv6 трафика, и росли эти показатели постепенно.

В принципе, возможно, что в какой-то стране или даже в России рост IPv6 будет более резким ввиду какого-то события, например, регуляторики или ситуации на вторичном рынке IPv4. Спрос на IPv4 сохраняется как раз из-за того, что внедрение IPv6 это все-таки процесс, пусть уже многими пройденный и изученный, но все равно это проект, которому надо уделить ресурсы в компании. В то время как покупка на вторичном рынке IPv4 это quick fix, который, впрочем, лечит только симптомы, это «пластырь», который не может помочь в перспективе.

Сохранится ли дефицит IPv4-адресов в 2021 году? Насколько острым он будет?

Скорее всего, сохранится, но т.к. эти адреса есть только на вторичном рынке, а RIPE NCC исчерпал свои запасы в 2019 году и сейчас выдает только маленькие блоки IPv4, которые возвращаются в RIPE NCC (например, если компания перестает существовать, то ее ресурсы возвращаются в пул для повторной выдачи), то рынок все равно будет регулировать спрос и предложение. В какой-то момент спрос может перестать расти из-за достижения некого уровня цен, выше которого для бизнеса это станет невыгодным даже с точки зрения сиюминутной выгоды.

Это вообще основной мотив для большинства крупных зарубежных операторов — перестать платить много за то, за что можно не платить. Просто пока эта цена индивидуально приемлема, то каждый делает выбор — продолжать быть зависимым от IPv4 вторичного рынка или внедрить IPv6 и забыть о проблеме нехватки ресурсов.

Отслеживаете ли вы случаи нелегальной передачи IPv4-адресов на вторичном рынке?

А что такое «нелегальная передача адресов»? Вторичный рынок существует во вполне правовом поле и право на пользование блоком IPv4-адресов может быть передано на любых условиях, о которых договорились стороны — возмездно или безвозмездно, как угодно. У RIPE NCC есть лишь требование, чтобы запись о переходе прав на использование появилась в базе данных RIPE. Если стороны не делают этого, то это нарушение членского договора между RIPE NCC и членом RIPE NCC, и это уже может иметь последствия.

Как вы оцениваете инициативу некоторых хостинг-провайдеров, которые готовы передавать внушительные блоки IPv6-адресов клиентам в виде бонуса?

«Внушительность» — это оценочный критерий. С технической точки зрения IPv6 не предназначен для выделения клиенту одного адреса, выделяются сразу сети, так что в сравнении с IPv4 любое выделение IPv6 внушительно. Сложно представить, что размер выделяемого клиенту пространства IPv6 может быть уникальным товарным предложением одного поставщика услуг по сравнению с другим, т.к., по сути, если клиенту нужно обоснованно больше, он всегда может запросить у провайдера больше, а тот в свою очередь может обоснованно запросить больше у RIPE NCC, т.к. сами адреса выделяются членам RIPE NCC бесплатно.

Работаете ли вы с операторами над идеей более активного продвижения IPv6?

Да, мы общаемся с операторами, проводим обучение и тренинги по внедрению IPv6 с инженерами, проводим экзамены и выдаем сертификаты специалистам по IPv6, проводим конференции, на которых тема IPv6 всегда фигурирует, а все материалы по всем обучающим курсам, в том числе по IPv6, есть онлайн в открытом доступе. В целом можно сказать, что представители всех крупнейших операторов были на этих тренингах, как в России, так и во всех странах региона.

Как можно ускорить рост популярности IPv6?

Сейчас уже тот этап, когда все технические специалисты знают о IPv6. Успешных кейсов внедрения очень много, от стандартного постепенного внедрения до greenfield запуска новых операторов, изначально работающих сразу на IPv6 (сродни тому, как операторы в некоторых странах просто пропускали мобильную 2G-связь и сразу запускали 3G). Эти успешные кейсы со стороны крупнейших операторов — это отличный способ популяризации. И напомню, основным мотивом служил именно коммерческий подход — попытки удержать на устаревшем протоколе будут обходиться все дороже с каждым годом. Те, кто уже это понял, потратили меньше.

Государство также может играть свою роль. Например, в США нельзя быть поставщиком IT-услуг для госструктур, если организация не IPv6-ready, и это касается не только напрямую правительства, но и в целом бюджетной сферы, включая школы, больницы и т.п. Государственные веб-ресурсы также должны быть доступны по IPv6. Apple и Google также требуют от приложений в своих онлайн-сторах быть IPv6-ready. США держатся за свою позицию IT-лидера мира и давно включают IPv6 в список технологий, необходимых для инноваций и развития.

Можно ли стимулировать переход на IPv6 через крупные IoT-проекты? Имеет ли смысл инициировать подобные внедрения на уровне государств?

Можно. Как уже было сказано, государство может при закупке услуг учитывать это, тем более, в части IoT-программ, где IPv6 – это, в принципе, еще и технология, без которой некоторые проекты вообще сложно представить. Одна из крупнейших IoT IPv6-сетей в мире находится в Германии и инициирована государством — это федеральная сеть из тысяч датчиков оценки радиационного фона, доступ к информации с которых открыт каждому.

Когда можно будет сказать, что переход на IPv6 состоялся? В каком году активность использования IPv6 превысит аналогичную по IPv4?

В США мобильный IPv6-трафик уже несколько лет как превысил IPv4 и составляет больше 90%. Возможно, там мы скоро увидим, как кто-то из крупных операторов станет IPv6-only. В РФ это вряд ли произойдет скоро. Опять же, ждать того, что интернет глобально будет работать только по IPv6, не стоит. Еще долгое время будут веб-ресурсы, недоступные по IPv6, но если оператор будет предоставлять связность по IPv6, в то время как крупнейшие интернет-ресурсы и приложения (Facebook, Google, YouTube уже давно доступны по IPv6, про онлайн-сторы уже тоже упоминал) тоже доступны по IPv6, то IPv6-трафик будет доминирующим по объему.

Какие успешные проекты RIPE NCC 2020 году вы могли бы выделить?

В 2020 году мы вместе во всем миром сделали акцент на удаленных проектах. Запустили серию онлайн-встреч для сообщества для обсуждения ключевых вопросов под названием RIPE NCC Open House; первые встречи прошли для участников из нашего региона — России, Украины, Беларуси, Центральной Азии — и сейчас успешно проводятся для Европы и Ближнего Востока. Мы также впервые полностью онлайн провели наши самые крупные мероприятия — RIPE Meeting (глобальный скоуп), ENOG (Восточная Европа и Средняя Азия), MENOG (Ближний Восток).

Также удаленно прошли так называемые круглые столы для правительств в нашем регионе и на Ближнем Востоке. В нашем регионе впервые удалось собрать представителей всех стран, благодаря удаленному формату участия, так что это позитивный эффект ограничений на передвижение.

Продолжил успешно развиваться проект RIPE NCC Certified Professionals, о чем ранее упомянул — это программа по экзаминированию и сертификации технических специалистов. Этот сертификат является подтверждением высокого уровня экспертизы специалиста по определенной тематике, скажем, по IPv6. Процедура сертификации полностью удаленная.

Мы также продолжили и расширили работу над интернет-отчетами — RIPE NCC Country Reports — и выпустили за год три отчета — по Юго-Восточной Европе, Средней Азии и странам Персидского Залива. Отчет по Центральной Азии переведен на русский язык. Это очень интересный продукт, который на основе уникальных данных RIPE NCC дает целостную картину связности в стране или целом регионе (отчет по России был опубликован в 2019).

Поддержка на русском языке – это достижение? Были ли проблемы в коммуникации ранее с партнерами в России и других странах с русским языком?

Каких-то особых проблем не было, но мы всегда получали отзыв о том, что было бы здорово расширить поддержку на других языках, кроме английского. Надо сказать, что мы уже давно стараемся локализовать какие-то продукты и проекты. Так, например, уже давно публикуем дайджест новых полиси, которые находятся в разработке или недавно приняты, на русском и арабском языках; переводим на русский язык счет для оплаты членских взносов и часть членского договора; перевели на русский язык уже упомянутые отчеты — по России и Средней Азии. У нас также в штате есть сотрудники, работающие с тикетами/заявками и говорящие на многих языках мира, в т.ч. несколько русскоговорящих специалистов. Сейчас мы эту работу хотим чуть формализовать и еще более расширить. Будем держать курсе.

Повлияла ли пандемия на работу RIPE NCC и процессы, которые ваша компания администрирует?

Безусловно, но можно даже сказать, что это влияние отчасти позитивно — появился успешный опыт работы всего офиса удаленно и при этом мы смогли быстро адаптировать запланированные ключевые проекты, о которых я писал выше, под новые реалии и даже запустить новые. Это нужные и важные навыки, в том числе и с точки зрения коммуникации распределенной команды. Также важно и то, что стало нормально обсуждать вопросы не только лично, что для нас крайне важно, с учетом того, что мы обслуживаем 76 стран.

Как RIPE NCC отреагировал на блокировки интернета в Беларуси в августе 2020 года? Была ли какая-то официальная реакция? Должны ли международные организации, которые следят за работоспособностью интернета, реагировать на подобные случаи?

Мы в первые дни опубликовали свой анализ на основе имеющихся у нас инструментов интернет-измерений, тех же, что мы используем для работы над упомянутыми выше интернет-отчетами.

Повлияла ли политическая ситуация в Беларуси на процессы развития интернета в России?

Каких-то особенных изменений вектора развития не могу отметить.

Максим Буртиков, RIPE NCC: «Покупка IPv4 адресов на вторичном рынке— это «пластырь», он не лечит»

Каким вам видится развитие интернета в свете роста популярности мессенджеров и распределенных сервисов?

Интернет и сам по себе распределен, в этом его суть и краеугольный камень устойчивости. Мессенджеры — это уже давно отмеченный тренд и самый быстрорастущий сегмент пользовательских сервисов, который рос даже быстрее соцсетей. То, что уже миллиарды людей ими пользуются, говорит о том, что основные эффекты мы уже видим и сейчас. Технологический эффект связан с ростом количества передаваемой информации и одновременных соединений, т.к. люди все время онлайн. Сейчас мы видим тренд на приватность со стороны юзеров и противостоящий ему тренд на полную прозрачность со стороны государственных и коммерческих игроков. Индустрия будет искать баланс.

Возможно ли существование интернета или отдельных ресурсов без привязки к конкретному адресу в сети? Ведь адресность – это уязвимость интернета, возможность точечной блокировки?

Интернет — это сеть сетей, они соединены. Без соединения и без возможности обозначить себя в этой системе и дать возможность найти себя нельзя будет и найти никого другого — нельзя одновременно быть частью чего-то и не быть. Так что существование в вакууме возможно, и тогда можно гарантировать себе отсутствие негативных эффектов (типа отключения), но и всех позитивных сетевых эффектов тоже не будет.

Что дальше после IPv6, есть ли дальнейшие планы по модернизации адресной системы?

Межпланетарный интернет, квантовый интернет — fututre is bright 🙂

Skillbox
Share.

About Author

Digital-Report.ru — информационно-аналитический портал, который отслеживает изменения цифровой экономики. Мы описываем все технологические тренды, делаем обзоры устройств и технологических событий, которые влияют на жизнь людей.

Comments are closed.

Перейти к верхней панели