Эксперт: «Российское ИТ дешевле американского и европейского»

0

Российские ИТ-компании способны эффективно конкурировать за заказы на американском и даже европейском рынках. Несмотря на повышение цен, россияне остаются для зарубежных партнеров хорошей альтернативой внутреннего или индийского аутсорсинга. При этом конкуренция за отечественного разработчика сильна и на локальном рынке. О том, почему значительная часть российского ИТ живет за счет аутсорсинга и доступе к госзаказам Digital Report рассказал Александр Казённов, руководитель корпоративной практики ДКИС ALP Group.

Финансовые сложности заставили бизнес приглядываться к аутсорсингу

Почему значительная часть российского ИТ живет на аутсорсинговой разработке?

Как и в других сферах, зачастую это одновременно вопрос экономической целесообразности и наличия нужных компетенций. Например, в нашей сфере необходимо постоянно «развивать» специалистов для создания лучших решений, постоянно повышать их компетенции. Как правило, внутри компании это делать дороже и сложнее, чем нанимать уже готовых спецов. К тому же, у «сторонней» компании можно в кратчайшие сроки нанять  специалистов из различных областей автоматизации — в зависимости от текущей задачи. Кстати, при этом еще и сокращаются сроки реализации. К тому же, все вопросы гарантийного обслуживания и соответствующих расходов в случае разработки по схеме «инхаус» ложатся на саму компанию, в аутсорсинге – это вопрос исполнителя.

 Может ли внутренний рынок России обеспечить весь ИТ сектор заказами?

Чтобы ответить на этот вопрос достаточно определенно, необходимо внимательно изучать рынок, внимательно анализоровать и сравнивать данные специальных исследований – а это отдельная большая работа. Тем не менее, на мой субъективный взгляд, внутренний рынок ИТ-потребностей в нашей стране в настоящее время больше, чем число квалифицированных исполнителей, способных решать такие задачи. Причин несколько: отчасти это обусловлено оттоком кадров, отчасти – низкой или недостаточной автоматизацией целого ряда отраслей. Дело в том, что многие компании не так давно задумались о вложении в ИТ в рамках своего бизнеса и на фоне секторальных санкций. И хотя при этом и начался «подъем» собственных – российских – разработок, но последующие финансовые сложности и ограничения, связанные с пандемией, отставили эти задачи в сторону и опять заставили бизнес приглядываться к аутсорсингу.

Эксперт: «Российское ИТ дешевле американского и европейского»

Насколько затруднен доступ к государственным заказам? Насколько трудно участвовать в тендерах за госзаказ?

Из того, что я видел в материалах по открытым тендерам, ситуация здесь выглядят по-разному: где-то это открытый отбор с прозрачными условиями, где-то очень странные требования на фоне конкретной задачи, которую необходимо решить. Нередко на глаза попадались лоты с заниженной стоимостью работ и, как следствие, соответствующим уровнем реализации. Да и все мы, просто как потребители, видим разные результаты и уровень реализации общедоступных приложений и инструментов. Некоторыми удобно пользоваться, и они отвечают всем необходимым требованиям; у некоторых ограничен функционал, а где-то нет ни удобства, ни функционала. Рейтинги приложений в AppStore и Google Play здесь достаточно красноречивы.

Китай и Индия в последние годы активно нарастили ИТ

Российское ИТ дешевле американского и европейского, если говорить про аутсорс?

В моей практике – однозначно, да. Не так давно мы взаимодействовали с иностранными коллегами. В Нидерландах были готовы наших специалистов по разработке «покупать» по $100 в час, и это субподряд. Значит, конечный заказчик платит ещё больше. В США пару лет назад ценник был от $50/час за начинающего спеца и до 10 раз больше за эксперта на разовые задачи. На этом многие российские аутсорс-компании выстраивают неплохой по прибыли бизнес. Есть институтские знакомые, которые, в принципе, работают только на рынке США и Европы, находясь при этом в России. И это успешные бизнесмены. Известны также «доковидные» попытки выйти на рынок Китая с отечественными продуктами, но пандемия остановила эту активность. Посмотрим, что будет дальше, но навряд ли в ближайшее время это «выстрелит». На мой взгляд, и Китай, и Индия в последние годы активно нарастили и продолжают наращивать свой штат и решения. Причем, внутри стран они находят своих потребителей и вытесняют иностранные аналоги.

Если индустрия ИТ в России будет и дальше развиваться с фокусом на аутсорс, к каким негативным трендам это может привести?

Навряд ли такой фокус возможен в долгосрочной перспективе, учитывая психотип людей (опустим экономические предпосылки и эффекты – слишком дискуссионная тема). В ходе собеседований встречается заметное количество специалистов (порядка 20% от общего числа опрошенных), которые хотят работать строго «внутри» бизнеса, на стабильных внутренних проектах, — и не рассматривают ничего более. Словом, я бы не стал утверждать, что рынок развивается с фокусом на аутсорс. И у заказчиков мы видим тенденцию к оптимальному балансу между аутсорсом и собственными ресурсами  — в зависимости от направлений бизнеса.

Эксперт: «Российское ИТ дешевле американского и европейского»

Если же все-таки предположить, что весь рынок перейдёт на аутсорс, то и в этом случае я не вижу серьезного негатива. Возможно, здесь даже есть положительный момент, в том плане, что менеджеры таких аутсор-компаний заинтересованы в комплексном развитии своих сотрудников, —  чтобы иметь возможность быстро подключать их к решению задач различных типов заказчиков. Все это поднимает общий уровень развития ИТ-компетенций страны. Негатив же, скорее, может проявиться в социальном плане, например, на уровне коммуникации. Ведь взаимодействие и общение с внешними сотрудниками сильно отличаются от коммуникаций со штатными. Кроме того, надо учитывать экономический эффект: не всегда и не для всех бизнесов аутсорс может быть выгоднее или полезнее. Плюс вопросы безопасности в современном мире – это вопрос числа людей, задействованных в проекте. По моему опыту, сотрудники компании-аутсорсера лучше соблюдают корпоративные правила информационной безопасности, нежели сотрудники компании-заказчика. И, насколько мне известно из общедоступных источников, все самые крупные утечки данных происходили также при участии штатных сотрудников.

Всегда были и будут люди, которые продают чужие секреты, сдают Родину…

Как может аутсорс безопасно существовать в атмосфере тотального импортозамещения и охраны секретов? Получается, что американское ПО ставить нельзя, но одной рукой программировать для американцев, а другой — для госструктур в России можно? Это не проблема?

Считаю, что это, скорее, вопросы чистоплотности, морали и воспитания, никак не связанные с аутсорсингом. Всегда были и будут люди, которые продают чужие секреты, сдают Родину и родных людей. Я же верю в то, что патриотов Отечества среди нас больше. Никто не мешает взять зарубежные исходники, улучшить их и развивать сугубо внутри страны. Также как никто не мешает продавать российскую интеллектуальную собственность, если это согласовано на всех уровнях Государства. Мы живём в эпоху достаточно пристального контроля за нашими действиями и обладаем всеми возможностями соблюдать национальные интересы. Было бы желание и силы для борьбы с соблазнами. С точки зрения страны – воспитание патриотов, сохранение внутренних и привлечение качественных внешних интеллектуальных ресурсов – это сложная и важная задача, и этим необходимо заниматься непрерывно.

Эксперт: «Российское ИТ дешевле американского и европейского»

Комментарий эксперта

Как может аутсорс безопасно существовать в атмосфере тотального импортозамещения и охраны секретов? Получается, что американское ПО ставить нельзя, но одной рукой программировать для американцев, а другой — для госструктур в России можно? Это не проблема?

Валерий Андреев, заместитель генерального директора по науке и развитию компании ИВК, к. ф.-м. н.

Модель аутсоринговой разработки совершенно не противоречит обеспечению технологической независимости России в сфере ИТ. Заблуждение усугубляется тем, что сегодня практически весь софт разрабатывается с применением компонентов свободного ПО. Их разрабатывают международные команды программистов. Одни такие проекты существуют как добровольные объединения на некоммерческой основе, другие финансируются мировыми ИТ-гигантами – IBM, Microsoft, Google  и др. Из-за этого у многих потребителей и даже ИТ-специалистов сложилось превратное представление о том, что США контролируют большую часть проектов разработки свободного ПО. Отсюда следует «логичный» вывод, что надо развивать в стране собственные проприетарные разработки, и не делать ставку на СПО, доступ к которому «могут в любой момент перекрыть».

Это досадное заблуждение!

Модель СПО основывается на принципах свободного обмена идеями и кодом. Ее цель – объединить объединять интеллектуальные, финансовые и организационные ресурсы  разработчиков всего мира для создания и развития программного кода. Это дает возможность компаниям не тратить огромное количество времени и денег на создание программных продуктов с нуля, а взаимовыгодно обмениваться кодом, существенно сокращая расходы и время вывода продукта на рынок. Объем прав по использованию, модификации и дальнейшему распространению свободного программного кода регулируется лицензионными соглашениями.

Таким образом, свободное ПО – это по самой своей сути трансграничный продукт. Возможно, это самый успешный глобальный проект за всю историю человечества.

Участие в нем – честь для любой компании и любого гражданина любой страны. Ведь СПО-проекты создают ценности для всей планеты. Выход из такого проекта – несмываемое пятно на репутации любой компании. Поэтому российским разработчикам надо как можно активнее участвовать в этих проектах, вовлекая в них как можно больше физических лиц и организаций. В этой среде превыше всего ценится профессиональная репутация человека. Не зря негласным девизом при знакомстве с новым разработчиком служит фраза Торвальдса Линуса «Show me your code!» Высокая репутация российских разработчиков в СПО-проектах не только повышает статус России на мировом рынке, но и обеспечивает отечественным программистам возможность включать в продукты международных проектов СПО функциональность, необходимую отечественным потребителям. Так, например, в криптографическую подсистему ядра Linux 5.0. включена   хэш-функция Streebog, стандартизированная в РФ по ГОСТ 34.11-2012.

Проекты СПО не разрушат никакие политические противостояния. Даже если какой-то ИТ-гигант приобретет такой проект и закроет его – тут же появятся аналогичные. Ведь разработка СПО изначально основана на активности физических лиц, которые  в хорошем смысле «больны» идеей глобализации. Поэтому участие российских программистов в таких проектах – это не тормоз, а драйвер импортозамещения.

Результаты такого участия мы наблюдаем уже сейчас. Тысячи организаций по всей стране успешно применяют отечественные операционные системы и прикладные программы с открытым кодом. В том числе, и созданные по модели аутсориснговой разработки. Более того, по предложению российской компании «Базальт СПО» в проект государственной стратегии развития свободного ПО в России включено требование «обязательной публикации под свободной лицензией исходных кодов ПО, разработанного на бюджетные средства (в том числе по госзаказу) в отечественном публичном репозитории, кроме случаев, когда ПО присвоен гриф секретности». Поэтому любая разработка  на основе СПО, в том числе аутсорсинговая, снижает технологическую зависимость России от зарубежных вендоров проприетарного ПО и обеспечивает достойную позицию в сфере мировой разработки ПО.  

Share.

About Author

Digital-Report.ru — информационно-аналитический портал, который отслеживает изменения цифровой экономики. Мы описываем все технологические тренды, делаем обзоры устройств и технологических событий, которые влияют на жизнь людей.

Comments are closed.

Перейти к верхней панели