Скандал GameStop, разгоревшийся в США в минувший четверг, 28 января, практически не освещается в русскоязычной прессе, либо пишут о нем, как о забавном курьезе из американской жизни. И очень зря, потому что существует огромная вероятность того, что разворачивающиеся по ту сторону Атлантики события станут отправной точкой серьезнейших изменений в экономике, обществе и политике не только Соединенных Штатов, но и приведут к серьезнейшим последствиям в глобальном измерении. Не зря некоторые аналитики, блогеры и ЛОМы уже окрестили историю с GameStop не скандалом даже, а «восстанием», «революцией» или даже больше – «второй гражданской войной».

А в чем, собственно, дело?

У текущего биржевого кризиса есть предыстория. Осенью прошлого года крупные хедж-фонды приняли решение об игре на понижение против компании GameStop – крупнейшего ритейлера компьютерных игр и связанной с ними инфраструктуры (консоли, игровая периферия и т.п.). Решение казалось рутинным и весьма логичным: ковидные локдауны привели к тому, что многие американцы перестали ходить по магазинам, а стали покупать все необходимое онлайн. Обороты торговых точек упали, и «короткая позиция» по акциям компании была всего лишь способом ускорить казавшуюся неизбежной смерть сети и одновременно неплохо на этом заработать. Вполне вероятно также, что решение о том, чтобы «зашортить» GameStop принималось не людьми, а алгоритмами хедж-фондов. Прочем, правду мы вряд ли узнаем.

Отметим сразу, что сегодня неизвестно, какой из фондов первым принял решение заработать на искусственной смерти GameStop. Да это и не имеет значения, потому что они практически все финансово взаимозависимы друг от друга, и фактически составляют единую экосистему, что в очередной раз подтвердил нынешний кризис. На текущий момент со скандалом более всего ассоциируют фонды Kynikos Associates, Muddy Waters Research, Citron Capital и некоторые другие.

Фото cnbc.com

Проблема фондов оказалась в том, что GameStop – компания, которая дорога многим геймерам как память о прекрасно проведенном времени. Ее точки продажи были не просто магазинами, а чем-то вроде клубов, где вживую общались и делились впечатлениями геймеры в доковидную эпоху.

Сообщество WallStreetBets на платформе Reddit обратило внимание на падение акций любимой компании, и его члены пришли к выводу, что для столь сильного снижения цены нет другой причины, чем чья-то «короткая позиция» и желание заработать на смерти любимого ритейлера. С учетом того, что на рынок выходили новые игры и консоли, а оборот сети рос, члены сообщества решили, что стоимость акций должна будет вырасти, если не дать хедж-фондам загубить фирму. И реддитеры организовали флешмоб по скупке акций.

Стоимость GameStop на бирже с ноября выросла в восемь раз, причем рост цены увеличивался по экспоненте: понятное дело, что как только реддитерам удалось сломить «медвежий» тренд, к их флешмобу присоединялось все большее и большее количество игроков рынка-физлиц. В то же время хедж-фонды пытались защитить свою позицию и добить торговую сеть, выбрасывая на рынок все новые и новые акции, которых у них на самом деле не было.

К 28 января ситуация стала критической. Общие потенциальные убытки крупнейших хедж-фондов утром достигли астрономической суммы в 5 млрд. долларов, и эта сумма росла прямо на глазах, утроившись к вечеру четверга. Более того, пять млрд. – это убытки по текущей цене рынка на четверг. А ведь если бы фонды признали свое поражение, им пришлось бы выкупать по текущей цене уже проданные ими акции, которых у них на момент продажи не было, это значительно повысило бы спрос (ведь для снижения цены они продали столько акций GameStop, что их количество в обороте выросло чуть ли не вдвое). Соответственно, финальные убытки могли бы достигнуть суммы в несколько десятков, а то и сотен миллиардов долларов.

К прошлому четвергу крупнейшие хедж-фонды осознали, что у них недостаточно средств, чтобы переиграть практически все население США, и поняли, что надо действовать.

«Надо что-то делать!»

Несмотря на то, что у сложившейся ситуации не было никакого хорошего выхода, руководство хедж-фондов приняло самое глупое решение: воспользоваться своими связями и коррупционными схемами. Рано утром 28 января пользователи приложения Robinhood, самой популярной площадки продажи и покупки финансовых инструментов физлицами, обнаружили, что они не в состоянии купить новые акции GameStop, а также компаний Nokia, AMC и BlackBerry. Последние также стали объектами флешмоба, т.к. и против них фондами велась игра на понижение.

Автор этой статьи совершенно случайно, ничего не подозревая, открыл ленту Твиттера спустя несколько часов после демарша Robinhood. То, что творилось в социальной сети, напоминало Кричащую книгу из повестей о Гарри Поттере. Возмущение, гнев, злость и жажда мщения просто лились с экрана смартфона. Я такого раньше не видел ни разу, эмоции можно было просто пощупать руками.

В тот же день против Robinhood были поданы два коллективных иска, под которыми сразу подписались десятки тысяч истцов, а финальное их количество может достичь миллионов. Была направлена коллективная жалоба в Комиссию по ценным бумагам и биржам. Молодые консерваторы заявили, что в первые дни февраля они намерены вторично оккупировать Уолл-стрит и, несмотря на локдаун, призвали всех неравнодушных собраться в парке Зукотти в Нью-Йорке уже в первые дни после выходных.

Наверное, впервые в новейшей истории США к возмущению правых и центристов присоединились левые организации. Широко известный стэнд-элоун журналист Тим Пул даже отметил в одном из своих эфиров, что «похоже, в Америке не осталось правых и левых, сегодня мы все одинаково возмущены и у нас у всех общая цель».

Всеобщее возмущение привело к тому, что к флешмобу по скупке акций начали присоединяться все те, кто раньше о нем даже не слышал. Движение приняло поистине всенародный размах.

«Шеф, все пропало!»

Казалось бы, невозможно принять более глупое решение, чем закрыть возможность покупки акций физлицами на крупнейшей площадке, используя коррупционные связи. Но в пятницу руководству хедж-фондов все же удалось совершить еще большие глупости.

Во-первых, они не смогли предотвратить утечку информации о взаимном bail-out. Если коротко – они перекидывали друг другу три миллиарда долларов по кругу. Это было необходимо для того, чтобы показать в текущий момент наличие необходимого залога по «короткой позиции» и избежать margin call, то есть, фактически, официального банкротства. Это позволило широкой публике понять, что «Мы ломим, гнутся шведы!»

Во-вторых, в пятницу 29 января они привлекли к своей борьбе не только Robinhood, но и все другие торговые приложения, а также прессу, FAGMA (Facebook, Apple, Google, Microsoft, Amazon) и даже администрацию президента Байдена.

И вот это глупейшее из возможных решений вывело происходящее на совершенно новый уровень. И еще продемонстрировало, насколько хедж-фонды далеки от реальности и насколько мало они знают о реальной жизни.

Да они все там одна шайка!

Итак, в течение практически всей пятницы 30-го был практически полностью ограничен доступ ко всем приложениям по торговле акциями для физлиц. Все они объясняли происходящее «техническими причинами» и «нестандартной ситуацией на рынках». И это еще больше бесило «неравнодушних граждан», которые готовы были забрать деньги из детских копилок и откопать последние накопления, лишь бы купить заветные акции и наказать «жадные и богатые белые воротнички». Как известно, кто весел – тот смеется, кто хочет – тот добьется. И покупка, несмотря на «технические причины», продолжалась, цены продолжали рост или по крайней мере, не падали.

Тогда ведущие СМИ Соединенных Штатов сравнили происходящее с восстанием, обвинили покупателей в «белых привилегиях», назвали их сексистами, мужланами и расистами и, наконец, к обеду пятницы дошли до того, что сравнили происходящее с недавним штурмом Капитолия. В то же время социальные сети начали массово фильтровать и блокировать группы и контент, связанный со скандалом GameStop. Ходили слухи, что банки закрывали овердрафт по картам тем, кто тратил заемные доллары на покупку акций на бирже.

Все это, понятное дело, разозлило население еще больше, и граждане удвоили усилия для покупки акций. Масштаб возмущения был таков, что пресса вынуждена была замолчать, а соцсети в какой-то момент перестать фильтровать контент: было проще выключить вообще все, и оставить активными только несколько лояльных экаунтов.

Проблема вышла на государственный уровень. Конгрессу не осталось ничего другого, кроме как объявить совместное заседание Сената и Палаты представителей. Одновременно в публичное поле были запущены дистракторы: известная конгрессвумен Александрия Оказио-Кортез публично заявила, что она готова обсуждать проблему с Республиканцами, ее оппонентами, но только после того, как все нынешние конгрессмены от этой партии подадут в отставку. Ведь она твердо верит, что все они, во главе с сенатором Тедом Крузом, пытались ее убить 6 января. Были запущены и другие скандалы в стиле «культурных войн», но интереса у публики они не вызвали и совершенно не отвлекли от финансовой войны с хедж-фондами.

Конгрессвумен Александрия Оказио-Кортез

Комиссия по ценным бумагам и биржам заявила, что отправляет своего представителя в Белый дом, чтобы дать объяснения президенту Байдену и вице-президентше Харрис о сути происходящего. В прессе тут же появилась информация о том, что в пятницу подписан указ о том, что национальная гвардия останется в Вашингтоне аж до марта, и все это время столица будет считаться «закрытой зоной». Народ в соцсетях взвыл об оккупации.

Окончательный удар по репутации американского истеблишмента нанесла пресс-секретарь Белого дома Дженнифер Псаки. Казалось, что перещеголять хедж-фонды в разрушении стабильности уже невозможно. Но Псаки это все же удалось, она дама талантливая.

В ходе пятничного брифинга в Белом доме ответ на вопрос журналиста о позиции Администрации в отношении кризиса, она ответила, что позиции никакой нет, и что президенту Байдену с командой гораздо важнее сейчас вернуть всех граждан к работе после Ковида и Трампа, а не вот это вот все.

Возмущению граждан и немногочисленных оппозиционных журналистов не было предела. И тут кто-то вспомнил, что родной брат Дженнифер – руководитель одного из замешанных в аферу хедж-фондов. Общественность быстро обнаружила, что пресс-секретарь Байдена удалила из всех соцсетей информацию о родственных связях с родным братом, а тот, в свою очередь, уничтожил свои учетные записи в Facebook и LinkedIn.

И вот тут-то «неравнодушная общественность» окончательно поняла то, что подозревала очень давно: «Все они там одним миром мазаны: Кремниевая долина, СМИ, Уолл-стрит, Белый дом и Конгресс». Сперва ленты соцсетей заполнили посты “The game is rigged from the start!” (С нами играют шулеры!), а потом – “Let my people trade!” (Парафраз известной библейской фразы, сказанной Моисеем фараону Египта).

В такой ситуации США пришли к пятничному закрытию торгов.

Что дальше?

Проблема в том, что для отмены торгов на бирже в понедельник формальных причин нет. И если Нью-Йоркская биржа или Комиссия по ценным бумагам, или Минфин, или Байден примут такое решение, последствия будут просто непредсказуемыми. Остановка торгов – вполне нормальное решение в любых других нестандартных ситуациях – сбить панику или разобраться в ситуации. Но не в этот раз.

Если продолжать торги, убытки хедж-фондов будут расти, со временем им не хватит денег для затыкания дыр, и они вынуждены будут заявить о банкротстве. Причем, похоже, все одновременно.

Казалось бы, что страшного? По законам рыночной экономики они проиграли, и должны уйти. Но предыдущий финансовый кризис 2008 года подарил миру известную фразу “Too big to fail” (Слишком большой, чтобы упасть). Так говорят о компаниях, разорение которых приведет к значительному ущербу национальной экономике. И это как раз тот самый случай.

Как говорится, «если вы взяли в банке десять тысяч и не можете отдать, это ваши проблемы. А если вы взяли в банке десять миллионов и не в состоянии рассчитаться, это уже проблемы банка». То есть, разорение хедж-фондов приведет в целому ряду банкротств банков, страховых, компаний-оценщиков и рейтинговых контор, а также прочих игроков финансового рынка. Эдакий эффект домино.

Естественно, напрашивается логичный вывод: администрация Байдена должна пойти на бюджетный bail-out, то есть покрыть деньгами налогоплательщика убытки хедж-фондов. В конце концов, именно так поступили в 2008 году. А еще Байден запланировал напечатать (взять в долг в Центральном резерве) аж два триллиона долларов, так что должно хватить на все.

Джо Байден, фото РБК

Но не в этой ситуации. Локдауны привели к катастрофическому падению уровня доходов граждан. Едва ли не каждый четвертый американец временно или постоянно безработный. А Конгресс до сих пор затягивает выплату ковидной помощи в размере 600 долларов на лицо. И это разовая помощь, которая должна покрыть расходы за прошедшие полгода или больше.

Можно только представить, что случится с обществом, которое узнает, что администрация президента отдает десятки, а то и сотни миллиардов фондам, которые и без того неприлично богатели на кризисе, в то время как на них самих не могут найти и пары сотен? И это на фоне того, что все соцсети переполнены риторикой о том, что весь истеблишмент, включая ИТ-сектор, прессу, правительство и Конгресс ввязался в грязную игру против «простого американца».

В общем, в нынешней ситуации хорошего выхода нет. У Джо Байдена и без того, после прошедших выборов была подмоченная репутация и ущербная легитимность в глазах соотечественников. Нынешние события могут оставить от его репутации просто ошметки.

В любом случае, нынешний кризис отразится не только на США, но и на всей мировой экономике. Внутреннее недовольства групп граждан всего политического спектра – от трампистов до социалистов – значительно снизят показатели Штатов, а т.к. их экономика – почти четверть мировой, то и серьезно негативно отразятся на глобальных показателях и торговле.

А вот банкротство хедж-фондов вообще приведет к совершенно непредсказуемым последствиям, которые оценить не то, чтобы сложно, а, скорее, страшно.